11-я китайская международная выставка бильярда GBE 2017

Алекс Хиггинс был снукерным антигероем, он не искал ни признания, ни уважения. Он до последнего игнорировал все предупреждения и замечания.

Алекс Хиггинс

Когда в 1972 году Хиггинс впервые стал чемпионом мира, чемпионат проводился в ныне разрушенном здании Британского Легиона в пригороде Бирмингема, что символизировало низкий статус снукера, приравниваемый к простой народной забаве. Десять лет спустя Хиггинс получил свой второй титул чемпиона мира в стенах театра Крусибл в Шеффилде, и это было главное телевизионное событие того времени. Подобный скачок в авторитете спорта — практически полностью его заслуга.

Его победа над Джимми Уайтом со счетом 16–15 в полуфинале стала наиболее часто повторяющимся сюжетом в архивах BBC. Отставая со счетом 0–59 в предпоследнем фрейме, Хиггинс выдал блестящий клиренс в 69 очков, уравняв счет, и с легкостью победил в решающем фрейме.

Хиггинс всегда боролся не на жизнь, а на смерть, и получал от этого огромное удовольствие. Его постоянная жажда рисковать была сильнее, чем простое желание победить. Это была зависимость от волнения, он был настоящим азартным игроком.

Всегда, в самые опасные и самые волнительные моменты на пике эмоций к Хиггинсу приходило вдохновение. В очередном финале при счете 15–15 против Рэя Риардона Хиггинс в который раз сумел переманить удачу на свою сторону, победив в последних трех фреймах и закончив встречу со счетом 18–15.

Вне себя от эмоций Хиггинс позвал свою жену Линн и 18-месячную дочь Лорен разделить с ним такую маловероятную, почти случайную победу. Их совместное фото, сделанное в тот вечер, стало одним из культовых воспоминаний в мире снукера.

Алекс Хиггин с женой и дочкой после победы на чемпионате мира 1982 года

Всего три года спустя Алекс и Линн развелись. Алекс не видел другой причины поддерживать отношения, кроме как по чистой, безусловной любви, в которой с рождения купали его сестры и мать.

Его отец после аварии, в которой его сбил грузовик, получил дислексию (неспособность к обучению), и так и не смог научиться писать и читать. Он никогда не имел влияния на своего сына.

Растущая ненависть Хиггинса к любой форме власти была заложена еще в ранние школьные годы. Однажды мать одела маленького Алекса в чистую футбольную форму, и буквально через пять минут он испачкался в грязи, после чего ему приказали покинуть поле. Обида и ненависть к порядкам уже тогда беспокоила будущую звезду снукера.

Свое снукерное мастерство молодой Хиггинс зарабатывал в Джемпоте, биллиардном клубе в Белфасте, где старшие соперники отобрали бы все его деньги, если бы только могли. Всё, чем он питался, были газированные напитки и шоколадные батончики.

В 18 лет он выиграл любительский чемпионат Северной Ирландии, играя за белфастский клуб YMCA. Практически в одиночку Хиггинс выиграл и командный чемпионат Великобритании в Болтоне.

Алекс Хиггинс

Двое местных энтузиастов организовали для него показательные матчи, после чего Хиггинс обосновался в Блэкберне. Легенды о лихих сенчури, ссорах и драках, пьянстве, играх на деньги и женщинах разнеслись по всему миру снукера. Его матчи против Джона Спенсера, действующего на то время чемпиона мира, принесли ему армию поклонников, безоговорочно поддерживавших Хиггинса на протяжении всей карьеры, что бы он ни делал.

В те времена чемпионат мира длился целый год. Каждый матч был растянут минимум на три дня, а на более поздних стадиях — на неделю.

Чемпионат проводила Всемирная ассоциация профессионального бильярда и снукера (WPBSA), представлявшая собой группу ведущих игроков, некоторые из которых считали Хиггинса недостойным равного им ранга. Однако большинство считало, что Хиггинс привлечет внимание к снукеру, сделает его популярнее, тем самым поможет им зарабатывать больше денег на турнирах. Возможно, из-за этого Хиггинсу сходила с рук его излишне свободная манера поведения на публике.

Очередной полуфинал в который раз столкнул традиционные и революционные силы снукера: Рекс Уильямс, тщательный в своих расчетах и приемах, играл против Хиггинса — импульсивного, воодушевляющего, бегающего вокруг стола, чтобы инстинктивно оценить позицию и выполнить удар почти без подготовки. Исход недельной схватки был под сомнением до последних пяти минут матча, но Хиггинс победил со счетом 31–30, после чего с той же энергией и потрясающей уверенностью выиграл матч против Спенсера со счетом 37–32, отобрав у него титул.

Алекс Хиггинс

Национальная пресса в один голос отмечала, что снукер изменился, и причиной такой перемены стал необычная персона Хиггинса. Промоутеры всех мастей начали рыскать вокруг него в поисках коммерческий выгоды. Один из них сжал чемпионат мира 1973 до двух недель и решил транслировать его по каналу BBC. Зрители могли наслаждаться просмотром матчей всего 25 минут в неделю благодаря передаче Pot Black на BBC 2.

Хиггинс уступил свой титул Эдди Чарльтону в полуфинале, и уже тогда многие задавались вопросом, долго ли протянет Хиггинс с таким несдержанным стилем жизни.

Алекс Хиггинс с синяком под глазом

Он сильно пил. Только боксеры зарабатывали больше синяков под глазами, чем Хиггинс. Его вышвыривали из клубов, тур по Индии продлился всего один день. Попав на показательный матч практически с трапа самолета, Алекс Хиггинс почувствовал местную жару и снял рубашку, после чего протянул свою руку к дхоти (набедренная повязка) президента Индийской ассоциации снукера. Это был вульгарный, ошибочный жест игривости со стороны игрока, за который он поплатился немедленной посадкой на обратный самолет в Англию.

Следующие пятнадцать сезонов Хиггинс играл очень нестабильно. Он победил на турнире Masters в 1978 и 1981 годах и упустил очень близкую победу в финале чемпионата мира 1981, проиграв Клиффу Торбурну 18–16. Это был один из многих значимых финишей, победу в которых он попросту упустил.

Исключением стал чемпионат мира 1982 года, как и первая за четыре года победа в чемпионате Великобритании 1983 года, когда Хиггинс выиграл у Стива Дэвиса со счетом 16–15 после отставания 0–7.

Риардон со своими шестью титулами чемпиона мира доминировал в 70-х и был похож на Дэвиса, который был легендой 80-х, имея в своем активе по шесть побед в чемпионатах мира и Великобритании. Их игра была последовательна и точна, словно по учебнику, в отличие от основанной на порывистом вдохновении игры Хиггинса и его лучшего друга, Джимми Уайта, — такого же всемирно известного кутилы, но с более развитым инстинктом самосохранения.

Бесчисленные штрафы за разнообразные дисциплинарные нарушения сбрасывались со счетов, пока Хиггинс не попытался увильнуть от теста на наркотики в рамках чемпионата Великобритании 1986 года.

Алекс Хиггинс на чемпионате мира 1983 года

Когда глава турнира попытался поторопить Хиггинса с прохождением обязательного тестирования, Алекс просто ударил его головой. Разразившаяся потасовка стоила Хиггинсу 200 фунтов стерлингов за нападение и 50 фунтов в качестве компенсации материального ущерба за выломанную дверь.

Уголовное разбирательство, возглавляемое судьей Джастисом Лайтманом, вылилось для Хиггинса в штраф 12 000 фунтов стерлингов и запрет на участие в ближайших пяти турнирах.

По возвращении из зала суда Хиггинс опять оказался главным героем новостей после скандала со своей девушкой, Сиобан Кидд, выпускницей философского факультета, с которой Алекс познакомился, когда она работала официанткой. Девушка закрыла его в своей квартире, после чего он попытался «уползти» из ловушки по внешнему периметру здания. Попытка закончилась неудачным приземлением на тротуар с высоты более 7 метров. Хиггинс сломал обе ноги.

Пару недель спустя, будучи на костылях, Хиггинс продемонстрировал мужество, приняв участие в чемпионате European Open в 1989 году. Затем его состояние несколько улучшилось, что позволило ему выиграть чемпионат Ирландии.

Освободившись от костылей, но все еще прихрамывая, он выиграл турнире Irish Masters со счетом 9–8 у Стивена Хендри, который в 90-х получит семь титулов чемпиона мира. Это была последняя победа Алекса Хиггинса в снукере.

Сиобан была любовью всей его жизни, но после того, как их очередная размолвка стоила женщине скуловой кости, она бросила Хиггинса. Вне себя от такого бурного разрыва, за кулисами командного чемпионата мира он угрожал Деннису Тейлору, своему партнеру по команде, что он его застрелит, если тот еще раз явится в Северную Ирландию. Мало того, Хиггинс довел беднягу до слез, ужасно оскорбив на словах покойную мать Тейлора.

Алекс Хиггинс и Деннис Тейлор в 1993 году

Алекс Хиггинс и Деннис Тейлор в 1993 году

После поражения в первом раунде чемпионата мира 1990 года Хиггинс полез с кулаками к представителю прессы по пути на обязательную пресс-конференцию. После этого он был отстранен от игры на один год, и его рейтинг был снижен до 120-го. Сверх всего этого из-за Говарда Крюгера, чья группа компаний присвоила себе деньги нескольких игроков, Хиггинс получил такой финансовый удар, от которого так и не смог оправиться.

Хиггинс заявил, что компания Крюгера задолжала ему 51 536 фунтов стерлингов, и по его прошению компания Framework Management Ltd была ликвидирована с долгами в 374 361 фунтов. В октябре 1991 года по решению Брайтонского суда Крюгера на пять лет отстранили от руководства бизнесом.

Хиггинс попытался пробиться на чемпионат мира 1994, но в квалификационном матче был выбит Кеном Доэрти. Опять возникли проблемы с прохождением теста на наркотики. Перекинувшись парой фраз с руководителями, одну из бутылочек со своими анализами Хиггинс просто разбил об стену.

Последующее дисциплинарное разбирательство было настолько нечетко аргументировано со стороны WPBSA, что Робин Фалви, адвокат Хиггинса,  успешно доказал невинность своего подзащитного. Без лишних раздумий WPBSA предъявило Хиггинсу обвинения еще в двух нарушениях, о которых Алекс даже не был уведомлен.

В ответ Фалви составил 17 жалоб на WPBSA, но ни они, ни встречные жалобы не были рассмотрены. Ситуация так и осталось тупиковой до конца его карьеры. Хиггинс так и не оплатил 50 000 фунтов стерлингов своих штрафов.

Его последний рейтинговый матч состоялся в августе 1997 года на квалификации в Плимуте. Он проиграл со счетом 5–1, после чего впал в отчаянный гнев. Хиггинс покинул зал в сопровождении полиции. Позже, около 4 часов утра, его нашли лежащим на земле около одного из ночных клубов. Как утверждал сам Хиггинс, он стал жертвой нападения со стороны неизвестного с железным ломом.

Быстро выписавшись из больницы, Хиггинс отправился в Манчестер к своей девушке, Холли Хейз, которая в яростном скандале ранила Алекса кухонным ножом. Хиггинс отказался давать показания против нее. Его неприятности продолжали умножаться. В 1996 году его прооперировали из-за рака неба, а уже в 1998 году болезнь вернулась, затронув горло. Около 50-ти истощающих организм сессий радиотерапии буквально лишили его зубов. Хиггинс стал таять на глазах, выглядел еще более тощим, чем прежде. Он присоединился к группе из 200 курильщиков, судившихся с компаниями Embassy и Benson & Hedges, двумя крупнейшими спонсорами снукера в прошлом.

Алекс Хиггинс

Оба дела потерпели крах. Вместо того чтобы требовать реальную компенсацию реально действующими методами, Хиггинс почему-то рассчитывал на грандиозный результат, согласно которому все будут действовать так, как хочет он. Он так привык к несправедливости со стороны WPBSA, что ощущение этой самой несправедливости стало для него необходимым. Никто не мог помочь ему, поскольку этому человеку всегда нужно было винить кого-то в своих трудностях.

Дэйв Мурхаус, бывший полицейский с 30-летним стажем, приютил Хиггинса в своем маленьком отеле, Pymgate lodge, поскольку хотел помочь.

«Когда он ведет себя нормально, он просто очарователен. Во время Рождества и Дня подарков он помогал мне обслуживать гостей и убираться. Я боялся, что это выглядит слишком хорошо, чтобы быть правдой. Я искренне восхищался им вместе с гостями, но потом он сорвался. Алекс страдал от своих достоинств и недостатков. В три часа ночи он начал петь песни о любви под моим окном, а когда я проснулся, он просто спросил, не хочу ли я снотворного».

Редкие попытки посоревноваться на периферии профессионального мира снукера оказались полностью безуспешными. Свои последние годы Хиггинс провел в маленькой квартирке в доме престарелых. В свои лучшие годы он играл неподражаемо, такая игра давала ему иллюзию всесилия, которое он так хотел сохранить в минуты слабости и отчаяния. Когда снукер перестал быть стимулом, дающим Хиггинсу силы для жизни, он не сделал никаких уступок, не высказал ни одной просьбы о помощи или сострадании.

В последней сцене спектакля одного актера под названием «Ураган», написанном и сыгранном Ричардом Дормером, его герой, именем которого названа пьеса, стоящий с сигаретой в одной руке, стаканом в другой, посреди обломков его жизни — денег, банок из-под пива, сигаретных пачек, букмекерских бланков — вызывающе произносит: «Не жалейте меня. Я стоял на вершине мира».

По материалам журнала Snooker Scene.

Комментарии к записи «Алекс Хиггинс: снукерный антигерой»

  1. Лия. пишет:

    Очень интересная статья, но грустная.

Отправить комментарий